Китайский язык онлайн Studychinese.ru

Китай

К вопросу о переводоведении и теории литературного перевода

Вопрос о том, что такое художественный или литературный перевод с иностранного языка в широком понимании этого вида деятельности и конкретно перевод с китайского языка, стоит перед каждым синологом, решившимся попробовать свои силы в сфере перевода. Исключение составляют только те, кто, как пишет Ю.А. Сорокин, считает, что «каждый китаист, японист или кореист способен переводить все и вся – в том числе и художественную литературу» (1).

Во всех ВУЗах, где идет преподавание китайского языка, студентов учат переводить с китайского на родной язык. К примеру, в ИСАА при МГУ, который дал многих уважаемых литературных переводчиков-синологов, идет обучение и художественному переводу, однако носит оно, скорее, прикладной характер с минимальной теоретической базой. Логичнее было бы следующее построение процесса обучению литературному переводу: сначала курс по синологическому переводоведению и теории в сравнении с теорией художественного перевода с западных языков, а затем практические занятия. К сожалению, к настоящему времени научных исследований для подобного теоретического курса (его синологической части) крайне мало. На основании имеющихся у меня материалов, могу сказать, что прошедшем веке только три синолога: В.М. Алексеев, Н.Т. Федоренко и Ю.А. Сорокин выступили с публикациями по этой проблеме. Все трое наряду с научной деятельностью занимались и переводами. Академик В.М. Алексеев, как известно, блестяще переводил и прозу и поэзию, Н.Т. Федоренко – только прозу, а Ю.А. Сорокин – только поэзию.

Проблемы художественного перевода стали предметом научных интересов В.М Алексеева в самом начале его исследовательской и переводческой деятельности и не оставляли всю жизнь. Об этом свидетельствуют более десятка статей, тезисов и конспектов докладов, написанных и частично опубликованных им за сорок лет. Научные исследования В.М. Алексеева тем ценнее для тех, кто пробует себя в переводе, что они рождались в ходе его работы над переводом и подкреплялись не только анализом и зачастую критикой того, то сделано другими, но и объяснением собственных стратегий перевода.

Одно из главных положений В.М. Алексеева относительно литературного перевода звучит как афоризм: «переводчик-восточник должен учиться искусству перевода долго и усердно (чего не было и нет) (2) В настоящее время эти слова академика приобрели особую актуальность.

В.М. Алексеев также определил основные принципы художественного перевода с китайского языка: это переводы «и абсолютно дословные, сопровождаемые сложным, длительным и непрерывным комментарием; и близкие к дословным, но отделанные под конструкцию русской речи (если не под русский стиль); и ритмические, отражающие (в пропорциях) размеры китайской прозы; и, наконец, переводы фидельные (точные), но изложенные в чисто русских формах, не считаясь с китайскими» (3) В.М. Алексеева на протяжении всей жизни волновала проблема перевода китайской поэзии. Рифмовать переводы или нет, предмет спора не только переводчиков, но и исследователей поэзии. Лучше всех сказал В.М. Алексеев: «стихи без рифмы неискусны и унылы, стихи с рифмой не дают ответственных переводов»(4).

За четверть века, прошедшего после написания статей Алексеева, было переведено значительное количество произведений, как классической, так и современной китайской литературы. Следовало ожидать, что по мере того, как в работу по переводу включается все большее количество специалистов, накапливается материал, будут появляться статьи и научные разработки по проблемам, связанным с теорией и практикой художественного перевода.

Однако еще только два синолога обратились к этой проблеме.

В статье «Перевод и истолкование текста» Н. Т. Федоренко обращает внимание на общие вопросы теории перевода, роль и призвание переводчика, соотнесение перевода с оригиналом. Автор подробно излагает взгляды специалистов, занимающихся теорией перевода с западных языков, благо к этому времени уже сформировалась советская школа перевода с иностранных языков. Перейдя к синологической составляющей художественного перевода, Н.Т. Федоренко вначале говорит о трудностях перевода отдельных лексических единиц (автор называет их словами), оперируя ими вне контекста определенных переводов, и лишь потом начинает исследовать категорию литературного перевода.

Следуя традиции, заложенной академиком В.М Алексеевым, Н.Т. Федоренко обращается к поэтическим переводам и для анализа выбирает древнекитайский памятник «Шицзин» и его переводы на английский язык. Этот выбор оправдан тем, что «Шицзин» неоднократно переводили на японский, английский, французский, немецкий, русский и другие языки, поэтому существует значительный материал для сравнения. Анализ переводов на английский язык позволяет исследователю сделать вывод о том, что это «… пересказ сюжета, дающий представление о том, что было содержанием песенной поэзии, но не отвечающий на вопрос, как и каким образом это воплощено в художественную форму» (5).

Н.Т. Федоренко формулирует требования, предъявляемые к поэтическому переводу, однако носят они довольно-таки общий характер, например, «перевод должен обладать силой жизни в той же мере, что и оригинал»(6) или «гениальность писательская требует гениальности переводческой»(7). Перейдя к переводам «Шицзина» на русский язык, автор статьи подробно анализирует перевод, сделанный А.А. Штукиным. Н.Т. Федоренко согласен с переводчиком по главным положениям: и в отказе от обращении к древнекитайскому фонетическому строю и использовании современного чтения и произношения китайских слов и в выборе для перевода современного русского языка. Эти жертвы, на его взгляд, восполняются тем, что переводчик достигает точности передачи идейного смысла в сочетании с художественной точностью. Как считает Н.Т. Федоренко, это – главное, к чему должен стремиться литературный переводчик.

Статью Н.Т. Федоренко и монографию Ю. Сорокина «Переводоведение. Статус переводчика и психогерменевтические процедуры» вновь разделяет почти четверть века. Книга резко отличается от статей В.М. Алексеева и Н.Т. Федоренко не только полемичностью содержания и чрезмерным (на мой взгляд) использованием научной лексики, делающий ее малопонятной для читателя, не имеющего специальной лингвистической подготовки. К началу нашего столетия, времени написания монографии, современное состояние гуманитарной науки и объективные условия изменившегося мира, как и пишет автор предисловия к книге, требуют нового осмысления проблем, как уже давно известных, так и актуальных для нового времени(8) С этим положением нельзя не согласиться. Но новое осмысление проблемы Ю.Сорокиным заключается в полном отрицании качества многих признанных переводов с западных языков и с небольшой оговоркой жесткой критике всех синологических переводов.

Говоря о синологических переводах, Ю.Сорокин называет их не переводами, а русской версией и «классической», и современной китайской поэзии и прозы. Не распространяя свою критику на переводы старокитайской прозы, выполненные В.М. Алексеевым, автор монографии критикуют авторов последних по времени переводов как классической, так и современной прозы. Перевод Гань Бао «Записки о поисках духов», на взгляд Ю.Сорокина, грешит избыточностью «экзотизмов-статусивов», «непрозрачностью зоонимов» и «непросчитываемостью экзотизмов». Переводы же новокитайской прозы, по мнению автора монографии, характеризуются и лексической, и стилистической, и синтаксической недостаточностью. В подобных грехах обвиняются почти все современные литературные переводчики-синологи.

Почему же в последнее время среди синологов практически никто не пишет о том, что такое художественный перевод с китайского языка и как надо переводить? Связано ли это с тем, что переводчики предпочитают переводить, а не тратить время на теоретические изыскания? Остается надеяться, что со временем появятся ученые-переводчики, одинаково успешно сочетающие и теоретические и практические познания в области литературного перевода и не жалеющие времени на написания исследований по теории синологического художественного перевода. Задача эта требует решения.

  1. Ю. Сорокин. Переводоведение. Статус переводчика и психогерменевтические процедуры. М., 2003, с.73.
  2. В.М. Алексеев. Принципы художественного перевода с китайского // Труды по китайской литературе. Кн.2. М.,2003, с. 144.
  3. Там же, с.139.
  4. Там же, с.144.
  5. Н.Т. Федоренко. Перевод и истолкование текста // Проблем Дальнего Востока, 1979, № 2, с. 287.
  6. Там же, с. 290.
  7. Там же, с. 299.
  8. Ю. Сорокин. «Переводоведение», с.7.

Н.В. Захарова. МГЛУ. Москва

StudyChinese.ru

Комментарии

Вводите слоги с номерами тонов (1-4), чтобы получить пиньинь, например:
ni3 hao3nǐ hǎo