Китайский язык онлайн Studychinese.ru

Китайские праздники

Бодхидхарма

История зарождения чань-буддизма в Китае хранит в себе много мифов и легенд, что является отличительной чертой китайской традиции. Учение Чань, или Дзэн в японском чтении, стало едва ли не «визитной карточкой» всей дальневосточной цивилизации. В свою очередь центром зарождения и развития чань-буддизма в Китае является монастырь Шаолиньсы.

Данная статья посвящена мифам и реалиям прихода в Китай полулегендарной личности, первопатриарху чань-буддизма - Бодхидхарме.

Каноническая версия прихода Бодхидхармы

Бодхидхарма (кит. Путидамо, 菩提达摩) является ключевой и, пожалуй, самой таинственной фигурой не только в истории Шаолиньского монастыря, но и в истории зарождения в Китае буддизма Чань (кит. 禅宗) и китайских боевых искусств – ушу (кит. 武术).

О легенде прихода Бодхидхармы в Китай в «Записках об истории драгоценного учения» (历代法宝记) 774 г., найденных в Дунхуане, существуют следующие записи:

«Бодхидхарма, сын одного из правителей южной Индии, рано уходит из дома и присоединяется к буддийской общине.

Постепенно, благодаря необычайным способностям, он становится духовным лидером буддизма и 28 буддийским патриархом. Обеспокоенный тем, что буддийское учение неправильно понимается в Китае, в 520 г. Бодхидхарма отправляется в Поднебесную.

Морским путем он добирается в город Гуанчжоу, а потом в Нанькин (тогда столица государства Лиан). Там он встречает князя Лиан У-ди». Лиан У-ди покровительствовал буддизму, что выражалось в строительстве монастырей, статуй Будд и выделении огромного количества средств на расходы буддийским монахам. «Он спросил у Дамо: «Я построил много монастырей, посвятил огромное количество людей в монахи, писал сутры, делал статуи Будд. Каковы мои заслуги и добродетели?» Дамо ответил: «Нет ни заслуг, ни добродетелей». Тогда Лиан У-ди спросил: «Почему?» Ответ: «Ты всего лишь сделал несколько хороших дел, на самом деле в этом нет ни заслуг не добродетелей». Князь, услышав эти слова, очень рассердился. Дамо, поняв, что здесь он не найдет пристанище для своих проповедей, решил отправиться на север. Добравшись до реки Янцзы, он не смог найти лодку, и тогда, сломав ветвь и встав на нее, переплыл реку. На той ветке было пять листков, поэтому школа Чань впоследствии разделилась на пять направлений» (легенда о том, как Дамо «переплыл реку на одной ветке»).

«После того, как Бодхидхарма добрался до Лояна (столицы Северная Вэй), он посетил монастыри Сиуфаньсы и Юнбинсы, а затем поселился в монастыре Шаолинь в горах Суньшань», где начал передавать свое учение монахам этого монастыря. Но монахи не смогли его понять, и тогда «он удалился в пещеру недалеко от монастыря и провел там девять лет в глубокой медитации. Птицы не боялись его, размещая на его плечах свои гнезда, а пауки плели паутины на его руках и ладонях. Со временем его тень оставила следы на стене, перед которой он сидел».

Исторические источники о Бодхидхарме

Самими ранними из дошедших до нас источников, который упоминает миссионера Бодхидхарму, является «Лоян цзюэлань цзи» («Хроники монашеской общины-сангхи Лояна»), составленный в 547 г. Ян Сюаньчжи.

Согласно «Хроникам», Бодхидхарма поистине был восхищен видом пагоды Юаньнинсы (Вечного покоя) и провел несколько дней перед ней, молитвенно сложив руки. Судя по крайне поверхностному характеру упоминания Бодхидхармы в тексте «Хроник», несложно сделать вывод, что в ту пору этот миссионер ничем не запомнился составителю трактата. Ни о какой его проповеднической деятельности здесь речи не идет, тем более не упоминается и учение Чань. Упомянутый эпизод с Бодхидхармой служит фоном для описания одной из самых красивых пагод города Лояна. Поскольку Лоян находится в нескольких десятках км от Шаолиньсы, то это в какой-то мере подтверждает пребывание Бодхидхармы в районе священных гор Суньшань. Несложно заметить, что «Хроники» достаточно равнодушно отнеслись к приходу человека, которому, согласно легендам, суждено было стать патриархом крупнейшего учения китайского буддизма.

И все же, в «Хрониках» встречается несколько интересных подробностей. Известно, что Бодхидхарма был монахом из Центральной Азии в возрасте пятидесяти пяти лет. Столь точное указание на возраст придает некий историзм фигуре буддийского проповедника, но странным является упоминание того, что Бодхидхарма был миссионером из Центральной Азии (и не слова о южной Индии!).
Следующий по времени трактат был написан в 645 г., то есть через столетие после «Хроник монашеской общины-сангхи Лояна». Речь идет о «Продолжении жизнеописаний достойных монахов» (续高僧传), одном из самых известных трактатов по истории китайского буддизма, чье авторство приписывается монаху Даосюаню. В нем впервые упоминается о ранее нигде не встречавшихся и позже ставших классикой чань-буддизма ключевых моментах того вероучения, что принес Бодхидхарма. Там говорится, что Бодхидхарма принес в Китай учение о «четырех деяниях», осуществление которых позволяет постичь истинную суть дхианы, а также указал путь к достижению: медитация, заключающаяся в молчаливом «созерцании стены» (壁观).

В «Продолжении жизнеописаний» впервые встречается «индийская версия» происхождения патриарха, ставшая позже канонической. Образ Бодхидхармы обрастает биографией, весьма характерной для индийских миссионеров того времени. Из этого источника становится известно, что Бодхидхарма был сыном одного из индийских правителей, который, постигнув глубины учения Большой колесницы, то есть Махаяны, отправляется с проповедью в Китай и посещает Лоян. Можно предположить, что ко времени канонической даты прихода патриарха в Шаолиньсы, т.е. к 520 году, Бодхидхарма действительно перебрался на север Китая.

В начале VIII века появляется целый ряд трудов, где образ Бодхидхармы постепенно обрастает историческими подробностями и начинает тесно связываться именно с созданием школы Чань. Окончательная версия биографии Бодхидхармы, равно как и других чаньских наставников, содержится в «Записи о передаче светильника» (景德传灯录). Здесь же встречаются и примечательные подробности смерти Бодхидхармы, которая несла собой смысл для становления чань-буддизма:
«Бодхидхарма был родом из касты брахманов и приходился третьим сыном правителю южной Индии. Обладая живым умом, он достиг несравненных познаний. Получив передачу высшей драгоценности Дхармы, он пробудил в себе «взор познания» Будды, всех живых существ. Решив помочь жителям Китая, он пересек все моря и поселился в горах Суньшань. В ту пору было не много тех, кто признал его. Лишь Даоюй и Хуэйкэ, благодаря зрелости своего сердца, тайно поклонились ему и устремились к его наставлениям. Они следовали за ним в течение шести лет и, в конце концов, достигли просветления. После чего наставник спросил их: «Способны ли вы посвятить свою жизнь Дхарме?». В ответ Хуэкэ отрубил свою руку, желая доказать свою искренность…

В то время двор правителя разрастался с каждым днем, и даже достойные монахи испытывали не малую ревность друг к другу и, уже, не будучи способными, обуздать свои амбиции, сыпали яд в пищу своим соперникам. Великий наставник, зная об этом, съел отравленную пищу, но яд не нанес ему вреда. Однако Бодхидхарма, понимая, что недруги не оставят попыток его отравить, обратился к Хуэкэ со следующими словами: «Я пришел сюда, чтобы проповедовать Дхарму. И мне удалось передать ее вам, а поэтому мне не имеет больше смысла оставаться здесь – я должен покинуть вас». Сказав это, он собрал учеников и еще раз изложил основы своего учения. Затем он принял отравленную пищу и вскоре умер… В день его смерти Сун Юнь, посланник двора правителя периода Северная Вэй, возвращаясь с запада, пересекал Луковое плато и повстречал Бодхидхарму, возвращающегося на Запад. Тот сказал ему: «Правитель твоей страны скончался сегодня». Сун Юнь поинтересовался судьбой проповеди наставника Дхармы, тот же ему ответил: «Через сорок лет найдется в Китае последователь Пути, которому будет суждено распространить мое учение». Когда ученики Бодхидхармы, услышав рассказ Сун Юня, раскрыли могилу своего наставника, то обнаружили в ней лишь пустой гроб».

Внутри монастыря Шаолинь, есть одна высокая стела времен династии Юань (1279-1368 гг. н.э.). Наверху написано «Стела учителя Дамо с гор Суньшань монастыря Шаолиньчаньсы, Хэнань, годы Чжунцзянь, династия Юань» (大元重建河南嵩山少林禅寺肃梁达摩大师碑). Эта стела была установлена в 1347 г. настоятелем монастыря Сианижан (息庵义让: 1284-1340 гг.) и императрицей Цинмин.

На обратной стороне стелы ведущим монахом монастыря Шаолиньсы Сианижан в шестой год под девизом Чжичжэн (1346 г.) написаны «Записки, удостоверяющие реальность прихода первопатриарха Путидамо» (初祖菩提达摩来往行实之记), отражающие множество событий из жизни Дамо:
«Временем прихода Дамо в Поднебесную является 527 год (肃梁达通元年) 1-го сентября. Он был встречен императором Лиан У-ди.

1-го октября он прибыл в город Цзинлин (金陵). 19-го числа перебрался через реку Янцзы. 3-го ноября прибыл в город Лоян и поселился в Шаолиньсы;
В этом году в ночь 9-го декабря был большой снегопад, его ученик Шэнгуан, отрубив себе руку просил учения, принял монашеское имя Хуйкэ;
Император Сяо Мин-ди (孝明帝) три раза приглашал Дамо, но он отказывал.
После 9-ти летней медитации он вернулся в Индию.

Перед отправлением в Индию он передал патру и рясу своему ученику Хуйкэ (что означает передачу учения)».

Проследив хронологически записи о Бодхидхарме в архивах Шаолиньсы, можно заметить, что со временем содержание хроник изменяется и это связано с определенными тенденциями в китайской традиции написания хроник.
Историки указывают что источниками, которым можно верить являются «Хроники Лояна» и «Продолжения жизнеописания достойных монахов». В них не указывается на то, что Дамо жил в Шаолиньсы, тем более нет записей о том, что он сидел девять лет в медитации.

На сегодняшний момент можно считать историческими только следующие сведения, связанные с личностью Путидамо:
Путидамо родом из южной Индии, примерно в конце периода Южных династий (420-479) прибыл в государство Сун. Перебравшись через реку Янцзы, пришел в государство Вэй. В Лояне посетил монастыри Сиуфаньсы и Юаньнинсы. Он часто бывал в горах Суньшань, где медитировал. Примерно в годы Тайпин (534-537 гг.) он умер в районе реки Лохэ и был погребен в монастыре Кунсиансы гор Сюнъершань.

Учениками Путидамо были Хуэйкэ, Сэнфу, Даоюй, Линьфаши, Хуагун, Хэчаньши. Что касается вопроса о том жил ли Дамо в Шаолиньсы, на данный момент нет достоверных сведений. Путидамо и Бато (основатель Шаолиньсы), Путилиучжи, Лэнамоти являются людьми одного времени, все были в окрестностях Шаошишань, все являются индийцами, но в хрониках последних трех учителей не встречается ни одной записи о том, что они встречались с Дамо. Разве это не доказывает, что Дамо не был в Шаолиньсы?

Загадка Бодхидхармы и китайская традиция

Для чего традиции нужно было представить следующему поколению Дамо совершенно другого, совершенно не схожего с реальным Дамо? Если предположительно он даже и не был в Шаолиньсы, для чего его представили как одну из самих знаменитых личностей этого монастыря? Почему ему приписали славу основателя школы Чань и начало занятий ушу в Шаолиньсы? И почему вопрос о его смерти тоже имеет так много разногласий?

За всеми этими загадками стоит традиция. Видимо традиции нужно было найти определенного человека, который смог бы связать воедино сложные переплетения истории, связанные с историей Чань и Шаолиньсы. Ранние источники являются более правдивыми, так как тогда чань-буддизм только зарождался, и не имело смысла систематизировать знания и линию преемственности школы.

Но со временем школа разрослась, выделилось много направлений, и учение изменилось, точнее оформилось. Учение, можно сказать, «китаизировалось», стало более подходящим для китайской почвы. Повлияли на буддизм и местные народные культы, которые приблизительно в это же время оформились в даосизм. Хотя даосизм начинает свою историю с знаменитого трактата «Даодэцзин», который приписывается Лао-цзы, но реальное оформление учение получило в середине 1 тыс. н.э. Здесь большую роль сыграл буддизм, придав оформленность даосизму, который до этого представлял из себя конгломерат огромного количества школ, не имеющих определенной системы представлений и системы существования, как это было в буддизме. Тогда даосизм не только получил свое оформление, но и начал самоидентифицировать себя в этой сложной системе духовных учений, которые были на тот момент в Китае.

Но буддизм, придя на китайскую почву, тоже изменился, он «китаизировался». Буддизм, прежде всего, воспринял от даосов «терминологию и многие формы и практики». Можно вспомнить классический пример, связанный с Дамо. Это история появления «Канона изменения мышц и сухожилий», приписываемая учителю Дамо. Как говорит каноническая теория прихода Бодхидхармы в Шаолиньсы, после девятилетней медитации мышцы и сухожилия Дамо настолько ослабли, что он даже не мог встать. Тогда для того, чтобы восстановить свое здоровье, создал этот комплекс упражнений, который был очень похож на даосские практики «Даоинь».

Обратимся к центральному источнику об истории Бодхидхармы - «Запискам о передаче светильника». Именно эти «Записки» сбивали с толку многие поколения буддистов. Важно понять, почему автору этих «Записок» нужно было превратить личность, совершенно не связанную с Шаолиньсы, в первого патриарха Чань? Нужна была систематизация не только линии преемственности учения, но и самого учения. На тот момент традиции требовалось выделить личность такую, от которой начиналось бы чаньское учение, иными словами, единый исток традиции. Можно предположить, что Бодхидхарма - исторический персонаж, который некоторое время жил в окрестностях Шаолиньсы. Возможно, не он являлся основателем чаньского учения, и основоположником занятий боевой подготовкой в монастыре. Система занятий, скорее всего, сложилась во времена династии Юань (元代) при наставнике Фуюе (福裕). Дамо - это личность скорее выдуманная, чем реальная.

Если посмотреть на культуру Поднебесной через призму истории, можем заметить, что таких примеров в истории страны очень много и что самые важные факты любого исторического периода могут быть изменены традицией. Но зачем китайской традиции нужно изменять свое отношение к историческим фактам? Наверное, если бы китайская традиция не была склонна к таким преувеличениям, то она оборвалась бы. Именно таким образом она защищает себя от разрушения, такая рефлексия срабатывает именно тогда, когда этого требует история. Ведь вспомним, что систематизация чаньских хроник произошла во время династии Юань, а это монгольская династия. Китайская традиция, чтобы себя защитить включает определенные «исторические» механизмы, чтобы идентифицировать себя, не дать себе разрушиться, защитить себя от атак внешних вторжений.

Стоит заметить, что в истории Китая было две некитайских династии (Юань и Цинь), и правили они довольно удачно. Но почему? А потому что с приходом на китайскую почву они «китаизировались», не могли насадить свои традиции и со временем растворялись в китайском генотипе.

В истории жизнеописания Бодхидхармы во всей полноте проявилась оппозиция исторического и мифологического подходов, существующая в китайском сознании. Китайская традиция никогда не допускала чисто исторического подхода. Истинность личности подтверждалась не надежностью исторических источников, а мифологической мощью этой личности.

Бодхидхарма воспринимается не столько как реальный человек или его мифическое отражение, сколько как антропоморфный образ всего чаньского учения, символически воплотившийся в одной личности. Логика китайской традиции всегда требует четкой линии преемственности знания для каждой духовной школы. Нужен был единый образ первопатриарха – яркий и необычный, который сконцентрировал бы в себе все признаки сакральности и в то же время не отдалил бы Бодхидхарму от «профанной реальности», как это, в частности, произошло с образами Будды и бодисаттв. Сама необычность этого образа – девятилетняя медитация лицом к стене, пересечение моря то ли в соломенной сандалии, то ли на ветке тростника, яростность и необузданность поведения – были призваны лишь подчеркнуть святость его земного образа, поскольку других признаков святости кроме необычности и чудесности поведения, китайская традиция не знала.

Бодхидхарма должен был очевидным образом отличится от других проповедников – сама традиция требовала от него непохожести на других. Миф о Бодхидхарме ковался по традиционным меркам китайского канона святости, и эта фигура начинает постепенно связываться со всеми важнейшими событиями в чань-буддизме: фактом создания Чань, разделением на Южную и Северную школы, созданием постулата о «двух формах проникновения в суть Чань», «четыре типа практики» и «передачи сердца», созданием основной формы медитации «созерцание стены» и т.д. Малоизвестный индийский проповедник становится буквально центром всего учения Чань, духовным средоточием всей культуры китайской дхианы.

Материалы, использованные при написании статьи:

  1. Маслов А.А. «Письмена на воде» первые наставники Чань в Китае. Москва: Сфера, 2000
  2. Маслов А.А. Энциклопедия восточных боевых искусств. Москва: Гала-Пресс, 2000
  3. Маслов А.А. Китай: Колокольца в пыли, странствия мага и интеллектуала. Москва: Алетейна, 2003
  4. Маслов А.А. Китай: Укрощение дракона, духовные поиски и сакральный экстаз. Москва: Алетейна, 2003
  5. Маслов А.А. Мистерия Дао. Мир «Дао Дэ цзина». – М.: «Сфера», 1997
  6. Абаев Н.В. Чань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае. – Новосибирск: Наука, 1989
  7. Кравцова М. Е. История культуры Китая. Москва: Лань, 2003
  8. Китайская философия. Энциклопедический словарь. // Под ред. Титаренко М.Л. – М.: «Мысль», 1994.
  9. Хуэйцяо. Жизнеописание достойных монахов. // Перевод, комментарии и исследование М.Е. Ермаковой, т.1.- М.: «Восточная литература», 1991.
  10. Хунжэнь. Трактат об основах совершенствования сознания. // Перевод и предисловие Е.А. Торчинова. – Санкт-Петербург: Дацан Гунцзэчойпэй, 1994
  11. Сюй Чанцин. Шаолиньсы ю чжунго вэнхуа (Шаолиньсы и китайская культура). Чжэнчжоу: чжунчжоугуцзичубаньшэ, 1993
  12. Вэн Юйчен. Шаолинь фангу (Шаолинь, погружение в древность). – Тяньцзин: Байхуавэничубаншэ, 1999
  13. Шаоши Шаньжэнь (Дэцянь). Шаолиньсы ушу байкэ цюаньшу (Энциклопедия боевого искусства Шаолиньского монастыря), 1 т. – Пекин: Цзиньхуа чубаньшэ, 1994
  14. Чжунго фоцзяо (Китайский буддизм. Составлено Китайской буддийской Ассоциацией). – Пекин: Чжиши чубаньшэ, т. 1. - 1980


Дмитрий Попов, StudyChinese.ru

Комментарии

Вводите слоги с номерами тонов (1-4), чтобы получить пиньинь, например:
ni3 hao3nǐ hǎo